0e533d5b

Горький Максим - Люди Наедине Сами С Собой



А.М.Горький
Люди наедине сами с собой
Сегодня наблюдал, как маленькая дама в кремовых чулках, блондинка, с
недоконченным лицом девочки, стоя на Троицком мосту, держась за перила
руками в сереньких перчатках и как бы готовясь прыгнуть в Неву, показывала
луне острый алый язычок свой. Старая, хитрая лиса небес прокрадывалась в
небо, сквозь тучу грязного дыма, была она очень велика и краснолица точно
пьяная. Дама дразнила ее совершенно серьезно и даже мстительно, - так
показалось мне. Дама воскресила в памяти моей некоторые "странности", они
издавна и всегда смущали меня. Наблюдая, как ведет себя человек наедине сам
с собою, я вижу его безумным - не находя другого слова.
Впервые я заметил это еще будучи подростком: клоун Рондаль,
англичанин, проходя пустынным коридором цирка мимо зеркала, снял цилиндр и
почтительно поклонился своему отражению. В коридоре не было ни души, я
сидел в баке для воды над головою Рондаля, он не мог видеть меня, да и я не
слышал его шагов, я случайно высунул голову из бака как раз в тот момент,
когда клоун раскланивался сам с собою. Его поступок поверг меня в темное,
неприятное изумление. Потом я сообразил: клоун - да еще англичанин -
человек, ремесло или искусство которого - эксцентризм... Но я видел, как
А.Чехов, сидя в саду у себя, ловил шляпой солнечный луч и пытался -
совершенно безуспешно - надеть его на голову вместе со шляпой, и я видел,
что неудача раздражает ловца солнечных лучей, - лицо его становилось все
более сердитым. Он кончил тем, что, уныло хлопнув шляпой по колену, резким
жестом нахлобучил ее себе на голову, раздраженно отпихнул ногою собаку
Тузика, прищурив глаза, искоса взглянул в небо и пошел к дому. А увидав
меня на крыльце, сказал, ухмыляясь:
- Здравствуйте! Вы читали у Бальмонта: "Солнце пахнет травами"? Глупо.
В России солнце пахнет казанским мылом, а здесь - татарским потом...
Он же долго и старательно пытался засунуть толстый красный карандаш в
горлышко крошечной аптекарской склянки. Это было явное стремление нарушить
некоторый закон физики. Чехов отдавался этому стремлению солидно, с упрямой
настойчивостью экспериментатора.
Л.Н.Толстой тихонько спрашивал ящерицу:
- Хорошо тебе, а?
Она грелась на камне в кустах по дороге в Дюльбер, а он стоял пред
нею, засунув за ремень пояса пальцы рук. И, осторожно оглянувшись вокруг,
большой человек мира сего сознался ящерице:
- А мне - нехорошо.
Профессор М.М.Тихвинский, химик, сидя у меня в столовой, спрашивал
свое отражение в медном подносе:
- Что, брат, живешь?
Отражение не ответило. Он вздохнул глубоко и начал тщательно, ладонью,
стирать его, хмурясь, неприятно шевеля носом, похожим на зародыш хобота.
Мне рассказывали, что однажды кто-то застал Н.С. Лескова за такой
работой: сидя за столом, высоко поднимая пушинку ваты, он бросал ее в
фарфоровую полоскательницу и, "преклоня ухо" над нею, слушал: даст ли вата
звук, падая на фарфор?
Отец Ф. Владимирский, поставив пред собою сапог, внушительно говорил
ему:
- Ну,- иди! Спрашивал:
- Не можешь?
И с достоинством, убежденно заключал:
- То-то! Без меня - никуда не пойдешь!
- Что вы делаете, отец Федор? - осведомился я, войдя в комнату.
Внимательно посмотрев на меня, он объяснил:
- А вот - сапог! Стоптался. Ныне и обувь плохо стали тачать...
Я неоднократно наблюдал, как люди смеются и плачут наедине сами с
собою. Один литератор, совершенно, трезвый, да и вообще мало пьющий,
плакал, насвистывая мотив шарманки:
Выхожу один я на дорогу... Свистел он п



Назад