0e533d5b

Горький Максим - О Черте



А.М.Горький
О черте
Осенью - печальной порой увядания и смерти - тяжело жить!
Серые дни, плачущее небо без солнца, тёмные ночи, угрюмо поющий ветер,
осенние тени - густые и чёрные тени! - всё это навевает на человека мрачные
думы, в душе его рождается таинственный ужас пред жизнью, в которой нет
ничего устойчивого, вечно всё колеблется: родится, разлагается, умирает -
зачем?.. Какая цель?..
Иногда нет сил бороться с тьмою дум, что охватывают сердце поздней
осенью, - поэтому всякий, кто хочет скорее пережить их горечь, - пусть идёт
им навстречу. Это единственный путь, которым человек может выйти из хаоса
тоски и сомнений на твёрдую почву уверенности в себе.
Но это трудный путь... Он идёт сквозь терния, они до крови рвут живое
сердце ваше, и всегда на этом пути ждёт вас - чёрт. Это именно тот, лучший
из всех известных нам чертей, с которым познакомил нас великий Гёте...
Об этом чёрте я и рассказываю.
Чёрту было скучно.
Он слишком умён для того, чтоб всегда только смеяться, он знает, что в
жизни есть явления, которые и сам чёрт бессилен осмеять, - никогда он,
например, не касался острым ножом своей иронии величественного факта своего
бытия. По правде говоря, этот наш любимый чёрт гораздо более дерзок, чем
умён, и, если присмотреться к нему внимательно, пожалуй, окажется, что он,
как и мы, большую часть своего времени посвящает пустякам. Но оставим это,
- мы ведь не дети, не будем же ломать лучшую из наших игрушек, доискиваясь,
что скрыто у неё внутри.
Однажды чёрт шлялся по кладбищу среди могил во тьме осенней ночи; ему
было скучно, он тихо свистал и, поглядывая вокруг себя, искал развлечений.
Он насвистывал старинный романс - любимый романс моего отца:.
Как от ветки родной
Лист, осенней порой,
Оторвавшись, по ветру летает...
А ветер вторил ему, с воем носясь над могилами между чёрными крестами,
по небу медленно ползли тяжёлые тучи осени, орошая холодными слезами тесные
жилища мертвецов. Жалкие деревья кладбища пугливо скрипели под ударами
ветра, простирая к безмолвным тучам свои оголённые ветви. Ветви задевали за
кресты, и тогда на кладбище рождался угрюмый шорох - звук тяжёлый и
пугающий...
Чёрт свистал и думал:
"Любопытно, как чувствуют себя мертвецы в такую погоду? Вероятно,
сырость проникает туда, к ним, и, хотя они со дня смерти навсегда
застрахованы от ревматизма, однако, должно быть, неприятно!.. Разве вызвать
одного из них и побеседовать с ним? Всё-таки развлечение для меня и для
него, я полагаю... Вызову! Где-то тут сунули в землю знакомого мне
литератора... При жизни я, бывало, посещал его, - почему бы не возобновить
знакомства? Все люди этой профессии ужасно требовательны, - посмотрим -
вполне ли удовлетворяет их могила? Но где же она?"
И сам чёрт, который, как известно, всё знает, долго бродил по
кладбищу, прежде чем нашёл могилу литератора...
- Эй, слушайте! - крикнул он, стуча когтями по тяжёлому камню, которым
был придавлен его знакомый. - Вставайте!
- Зачем? - глухо донеслось из-под земли.
- Нужно...
- Не встану...
- Почему?
- Да - вы кто?
- Вы меня знаете...
- Цензор?
- Нет!
- Может быть, жандарм?
- Нет, нет!
- И не критик?
- Я - чёрт...
- А! Сейчас вылезу.
Камень сдвинулся с могилы, земля разверзлась, и из неё явился скелет.
Это был самый обыкновенный скелет, почти такой, по каким студенты изучают
анатомию костей; только он был грязный, не имел проволочных связок, да в
пустых впадинах, на месте глаз, у него сиял голубой, фосфорический свет. Он
вылез из зе



Назад