0e533d5b

Горький Максим - О Вреде Философии



А.М.Горький
О вреде философии
... Я давно уж почувствовал необходимость понять - как возник мир, в котором я
живу, и каким образом я постигаю его. Это естественное и - в сущности - очень
скромное желание, незаметно выросло у меня в неодолимую потребность и, со всей
энергией юности, я стал настойчиво обременять знакомых "детскими" вопросами. Одни
искренно не понимали меня, предлагая книги Ляйэля и Леббока; другие, тяжело
высмеивая, находили, что я занимаюсь "ерундой"; кто-то дал "Историю философии"
Льюиса; эта книга показалась мне скучной, - я не стал читать ее.
Среди знакомых моих появился странного вида студент в изношенной шинели, в
короткой синей рубахе, которую ему приходилось часто одергивать сзади, дабы скрыть
некоторый пробел в нижней части костюма . Близорукий, в очках, с маленькой,
раздвоенной бородкой, он носил длинные волосы "нигилиста"; удивительно густые,
рыжеватого цвета, они опускались до плеч его прямыми, жесткими прядями. В лице этого
человека было что-то общее с иконой "Нерукотворенного Спаса". Двигался он медленно,
неохотно, как бы против воли; на вопросы, обращенные к нему, отвечал кратко и не то
угрюмо, не то - насмешливо. Я заметил, что он, как Сократ, говорит вопросами. К нему
относились неприязненно.
Я познакомился с ним, и, хотя он был старше меня года на четыре, мы быстро,
дружески сошлись. Звали его Николай Захарович Васильев, по специальности он был
химик.
Прекрасный человек, умник, великолепно образованный, он, как почти все
талантливые русские люди, имел странности: ел ломти ржаного хлеба, посыпая их толстым
слоем хинина, смачно чмокал и убеждал меня, что хинин - весьма вкусное лакомство, а
главное - полезен, укрощает буйство "инстинкта рода". Он вообще проделывал над собою
какие-то небезопасные опыты: принимал бромистый кали и вслед за тем курил опиум,
отчего едва не умер в судорогах; принял сильный раствор какой-то металлической соли и
тоже едва не погиб. Доктор - суровый старик, исследовав остатки раствора, сказал:
- Лошадь от этого издохла бы. Даже, пожалуй, пара лошадей. Вам эта штука тоже не
пройдет даром, будьте уверены.
Этими опытами Николай испортил себе зубы, все они у него позеленели и
выкрошились. Он кончил все-таки тем, что - намеренно или нечаянно - отравился в 1901
году в Киеве, будучи ассистентом профессора Коновалова и работая с индигоидом.
В 89 - 90 годах это был крепкий, здоровый человек, чудаковато-забавный и веселый
наедине со мною, несколько ехидный в компании. Помню - мы взяли в земской управе
какую-то счетную работу, - она давала нам рубль в день, - и вот Николай, согнувшись
над столом, поет нарочито-гнусным тенорком на голос "Смотрите здесь - смотрите там".
Сто двадцать три
И двадцать два -
Сто сорок пять
Сто сорок пять! -
Поет десять минут, полчаса, еще поет, - теноришко его звучит все более гнусно.
Наконец - прошу:
- Перестань.
Он смотрит на стенные часы и - говорит:
- У тебя очень хорошая нервная система. Не всякий выдержит спокойно такую пытку
в течение сорока семи минут. Я одному знакомому медику "Алилуйю" пел, так он на
тринадцатой минуте чугунной пепельницей бросил в меня. А готовился он на психиатра...
Николай постоянно читал немецкие философские книги и собирался писать сочинение
на тему: "Гегель и Сведенборг". Гегелева феноменология духа воспринималась им как
нечто юмористическое; лежа на диване, который мы называли Кавказским хребтом, он
хлопал книгой по животу своему, дрыгал ногами и хохотал почти до слез.
Когда я спрос



Назад