0e533d5b

Горький Максим - Письмо Е П Пешковой



А.М.Горький
Письмо Е.П.Пешковой
Е.П.ПЕШКОВОЙ.
9 [22] января 1905, Петербург.
Ты прочитаешь удивительные вещи, но - верь им, это факты.
Сегодня с утра, одновременно с одиннадцати мест, рабочие Петербурга в
количестве около 150 т. двинулись к Зимнему дворцу для представления
государю своих требований общественных реформ.
С Путиловского завода члены основанного под Зубатова "0[бщест]ва
русских рабочих" - шли с церковными хоругвями, с портретами царя и царицы,
их вёл священник Гапон с крестом в руке.
У Нарвскои заставы войска встретили их девятью залпами - в больнице
раненых 93 ч., сколько убитых - неизвестно, сколько развезено по квартирам
- тоже неизвестно. После первых залпов некоторые из рабочих крикнули было:
"Не бойся, холостые!" - но люди, с десяток, уже валялись на земле. Тогда
легли и передние ряды, а задние, дрогнув, начали расходиться. По ним и по
лежащим, когда они пытались встать и уйти, - дали ещё шесть залпов.
Гапон каким-то чудом остался жив, лежит у меня и спит. Он теперь
говорит, что царя больше нет, нет бога и церкви, в этом смысле он говорил
только сейчас в одном собрании публично и - так же пишет. Это человек
страшной власти среди путил[овских] рабочих, у него под рукой свыше 10
т[ысяч] людей, верующих в него, как в святого. Он и сам веровал до сего дня
- но его веру расстреляли. Его будущее - у него в будущем несколько дней
жизни только, ибо его ищут, - рисуется мне страшно интересным и
значительным - он поворотит рабочих на настоящую дорогу.
С Петербургской стороны вели рабочих наши земляки - Ольга и Антон - у
Троицкого моста их расстреляли без предупреждения - два залпа, упало
человек 60, лично я видел 14 раненых - 5 женщин в этом числе - и 3-х
убитых.
Продолжаю описание: Зимний дворец и площадь пред ним были оцеплены
войсками, их не хватало, вывели на улицу даже морской экипаж, выписали из
Пскова полк. Вокруг войск и дворца собралось до 60 т. рабочих и публики,
сначала всё шло мирно, затем кавалерия обнажила шашки и начала рубить.
Стреляли даже на Невском. На моих глазах кто-то из толпы, разбегавшейся от
конницы, упал, - конный солдат с седла выстрелил в него. Рубили на
Полицейском мосту - вообще сражение было грандиознее многих маньчжурских и
- гораздо удачнее. Сейчас по отделам насчитали до 600 ран[еных] и убит[ых]
- это только вне Питера, на заставах. Преувеличение в этом едва ли есть,
говорю как очевидец бойни.
Рабочие проявляли сегодня много героизма, но это пока ещё героизм
жертв. Они становились под ружья, раскрывали груди и кричали: "Пали! Всё
равно - жить нельзя!" В них палили. Бастует всё, кроме конок, булочных и
электрической станции, которая охраняется войсками. Но вся Петербургская
сторона во мраке - перерезаны провода. Настроение - растёт, престиж царя
здесь убит - вот значение дня.
Ты поймёшь это и поверишь, когда узнаешь подробности, я, видишь ли, не
могу писать связно, ибо очень утомился за день. В свисте пуль нет ничего
грустного, но - трагичны и подавляют раненые женщины.
Избиение - предумышленное и затеяно в грандиозных размерах. Надо тебе
сказать, что 8-го вечером мы - Арсеньев, Семевский, Анненский, я, Кедрин -
гласный думы, Пешехонов, Мякотин и представитель от рабочих пытались
добиться аудиенции у Святополка с целью требовать от него, чтоб он
распорядился не выводить на улицы войска и свободно допустил рабочих на
Дворцовую площадь. Нам сказали, что его нет дома, направили к его товарищу,
Рыдзевскому. Это - деревянный идол и неуч - какой-то



Назад