0e533d5b

Горький Максим - Проводник



А.М.Горький
Проводник
Скучно стало нам - доктору Полканову и мне - шагать второй день по
горячему песку берега ленивой Оки, мимо небогатых рязанских полей, под
солнцем последних дней мая; слишком усердное в этом году, оно угрожало
засухой.
Все наиболее сложные вопросы цивилизации и культуры мы с доктором
окончательно решили еще вчера, установив, что пытливый разум человека
развяжет все узлы и петли социальной путаницы, разрешит все загадки бытия
и, освободив людей из хаоса несчастий, из тьмы недоумении, сделает их
богоподобными.
Но когда мы опустошили котомки наших знаний, рассыпав мудрость нашу
друг пред другом по дороге цветами слов,- идти нам стало труднее, скучней.
О полдень наткнулись на пастуха; согнав стадо к реке, он, маленький,
сухой человечек, с жестким рыжим волосом на костях лица, посоветовал нам;
- Вы бы лесом шли, лесом идти - прохладно, лес этот - древний, зовется
Муромский, ежели его наискось пройти, прямо в Муром и упрётесь.
Лес непроницаемой синеватой стеною возвышался верстах в трех от
берега. Поблагодарив пастуха, пошли межою, сквозь поле ржи; пастух, щелкнув
плетью, закричал нам:
- Эй, заплутаетесь вы в лесе! Зайдите в деревню, там есть знающий
старик Петр, он вас проводит за малые деньги, за двугривенный.
Зашли в деревню - домов пятнадцать, прижавшихся по скату долины, над
игрушечной речкой, торопливо и как будто испуганно вытекавшей из леса.
Благообразный, седобородый Петр, с невеселым взглядом серых глаз,
чинил кадку, вставляя в нее дно; он выслушал наше предложение молча, а
толстый мужик, наблюдавший за его работой, покуривая трубку, сказал:
- Он вас доставит аккуратно. Это у нас путеводитель самый первый на
всю округу. Ему лес известен, как своя борода.
Борода у Петра была не велика, не густа, а сам он был не по-мужицки
опрятен и очень солидный, спокойный. Хорошее, мягкое и покорное лицо.
- Ну что ж? - сказал он, отодвинув кадку длинной ногою в лапте.-
Можно. Благословясь, пойдемте. Полтину - дадите?
Толстый мужик чему-то обрадовался, заговорил оживленнее:
- Полтинник - цена дешевая. Я бы вот за полтинник не пошел, нет! А это
человек - знающий. Он вас к ночи доставит в самый, в Муром. Тропой
поведешь?
- Тропой,- сказал Петр, вздохнув,
Пошли. Петр, высокий и прямой, с длинным посохом в руке, шагал впереди
нас и молчал, точно его не было. На вопросы доктора он отзывался не
оглядываясь, кратко и спокойно:
- Ничего. Привыкли. Как сказать? Конечно, плоховато живем.
Когда он сказал: "И мураш привычкой живет" - доктора Полканова обожгло
восхищение; он вспомнил Вуда, Леббока, Брема и долго и восторженно говорил
о таинственной жизни муравьев, о скромной мудрости русского народа и
красноречивой точности его языка.
Входя в лес, Петр снял картуз, перекрестился и объявил нам:
- Вот он начинается, лес!
Сначала шли по дороге между стволами мощных сосен, их корни, пересекая
глубокий песок, размятый колесами телег, затейливыми изгибами лежали, как
серые, мертвые змеи. Пройдя с полверсты, путеводитель наш остановился,
поглядел в небо, постучал палкой по стволу дерева и молча круто свернул на
тропу, почти незаметную под хвоей и среди каких-то маленьких елочек;
захрустели под ногами сухие сосновые шишки, нарушая важную тишину; она
очень напоминала внушительное безмолвие древнего храма, в котором давно уже
не служат, но еще не иссяк теплый запах ладана и воска. В зеленоватом
сумраке, кое-где пронзенном острыми лучами солнца, в золотых лентах стояли
бронзовые колонны сосен, по



Назад