0e533d5b

Грацкий Вячеслав - Седьмой



ВЯЧЕСЛАВ ГРАЦКИЙ
СЕДЬМОЙ
Аннотация
У чародеев свои причуды. И фантазия богатая. А уж каковы они у тех, кто не одну тыщу лет на свете живет, даже вообразить трудно. Один вообще додумался — за собственной смертью людей послал!

Зрелищ ему, видите ли, не хватало. И острых ощущений. Вот и устроил спектакль: отправил на задание «великолепную семерку».

Знал ведь, что все полягут, потому и куражился. Да не тут-то было…
ПРОЛОГ
Анфилада комнат убегала в бесконечность. Двери все открывались и открывались, и каждая следующая комната казалась все краше и краше. Золото и серебро, драгоценные камни, великолепные барельефы и картины, Радмила едва успевала крутить головой, но хозяин дворца, а с этого дня — законный муж, увлекал ее все дальше и дальше.
Великий маг и чародей, он мог перенести их в спальню за одно мгновение, но молодая жена пожелала пройтись по дворцу. И вот теперь она шла из зала в зал с распахнутыми от изумления и восхищения глазами, не успевая рассмотреть и сотой доли открывающихся красот.
А за их спинами продолжала шуметь свадьба. Многочисленные гости только вошли во вкус, всеобщая сумятица и гул постепенно росли.

Прежде чем молодожены покинули празднество, Радмила успела увидеть толпы самых разнообразных существ, среди которых люди находились в явном меньшинстве. Там были лесные и водяные духи, порождения воздуха и земли, дети степей и болот, пустынь и снежных просторов Севера. Число же разнообразных демонов просто поражало воображение.
Все вековые ссоры и склоки были забыты на время свадьбы. Враги пили и веселились вместе, хотя и не забывали порой окатывать своих извечных противников неприязненными взглядами.

Но все, что они могли себе позволить, — это колкое слово, которое, впрочем, скорее походило на шутку. Никто не обижался. А если и обижался, то держал все обиды при себе.
Мало кто из присутствующих отличался спокойным нравом. Иные же, такие как духи бурь и штормов, так и вовсе не могли не производить шума. Хотя честно старались вести себя тихо.

Но все-таки, чтобы быть услышанными молодыми, приходилось кричать. Маг, конечно же, мог использовать и чары, но это было бы верхом неприличия, так что он был терпелив и вежлив как никогда.
Поэтому сейчас, спеша по таким бесконечным коридорам замка, Радмила наслаждалась тишиной. Последние отголоски свадебного хаоса стихли где-то в недрах дворца.
Забежавшая вперед молодая жена обернулась, ее глаза сияли. Муж двигался следом, ступая медленно и величественно, как и подобает могущественному чародею. Его худое и костистое лицо искажала странная, жутковатая гримаса, но Радмила уже знала — чародей, представитель древней дочеловеческой расы, не умел улыбаться иначе.
— Дорогой!
Она улыбнулась столь обворожительно, что чародей ощутил сильнейшее желание догнать ее и заключить в объятия. И ведь ни в ее улыбке, ни в словах не было ни капли магии! «Впрочем, — поправился мысленно чародей, — она сама магия. Ибо чем же еще является женщина для мужчины?» И пусть чародей не принадлежал к человеческому роду, это ничего не меняло.
Он справился с нахлынувшими желаниями, только улыбка сделалась шире, а походка чуть быстрее.
— Похоже, мы можем бродить здесь годами, — сказала Радмила. — Это чародейство?
— Ну что ты. Все, что ты видишь здесь, создано человеческими руками. Но если хочешь, если ты устала, следующая дверь откроется прямо в спальню.
— Ладно, еще одну комнату осмотрим, и пусть будет спальня, хорошо?
— Как скажешь, любимая.
Радмила распахнула очередную дверь, проскочила, кружась, на сер



Назад