0e533d5b

Градинар Дмитрий - Трижды Погибший 3



ДМИТРИЙ ГРАДИНАР
ЧУЖОЕ ОРУЖИЕ
ТРИЖДЫ ПОГИБШИЙ – 3
ПРОЛОГ.
ОПЯТЬ НЕ К МЕСТУ
Сны оставались прежними, но теперь в них вплелись безликие людские фигуры, неумолимо проходящие мимо. Джокту хотелось крикнуть, чтоб остановить их, но чтото закрыло рот, какаято вата набилась в легкие, и он начал задыхаться…
С этим он и проснулся посреди ночи.
Ветеранартиллерист, лежащий рядом, сказал ему: «Теперь понял, для кого ты жег вражеские корабли? Видишь, как обходят нас стороной все эти подонки, которых мы защищаем на высоких орбитах от уничтожения?»
– Ты не прав. Просто тогда во всем этом был смысл, а теперь его не осталось… Нельзя воскрешать мертвецов. Это вправе делать только Всевышний.
– Всевышний? Ты бредишь, пилот! Когдато этим можно было утешиться, но ты опоздал родиться… Всевышний умер, а скоро умрем и мы – ближние, которых никто не возлюбит.
– Успокойся, сейчас уже ничего не изменишь. И когда ты надевал мундир, то отлично знал, чем это все может кончиться… И мы не можем быть ближними для всех остальных, потому что летаем слишком далеко от них… Успокойся.
…На тринадцатый день в Пантеоне людей было меньше обычного, то есть практически не было совсем. Это в какойто мере можно было объяснить дождем, что лил за окнами здания. Но это же и обрадовало Джокта, потому что он очень остро вдруг ощутил свою неполноценность.

Свою непринадлежность к человечеству. Он вспоминал балладу об Орфее и Эвридике…
Даже после разрешения, полученного от Аида, Орфей потерял свою возлюбленную. Стоило тогда с самого начала пытаться воскресить ее?
– …а здесь? – отвлек его от грустных философствований приятный женский голос.
– А здесь стоит настоящий зомби! Без лица, без кожи и без сердца, – тут же шепотом ответил второй посетитель Пантеона.
Джокт чуть повернул голову вправо и увидел странную пару.
На девушке было надето дорогое платье, сплошь в золотых украшениях, а в ее распущенных каштановых волосах красовалась белая роза.
Во всем ее облике сквозило непонимание.
Спутник девушки был высок, тучен, с гладко зализанными назад волосами. Он носил шикарный костюм, и от него буквально разило пошлым парфюмом. Лет ему было – под сорок, ей – не более двадцати пяти.
Джокта сразу же посетила мысль, что мужчина чувствует себя комфортно в этом обличье, в то время как девушка более напоминала прекрасную птицу, случайно оказавшуюся в змеиной коже. Казалось, она здесь сама по себе, а ее платье и украшения существуют отдельно.
И еще… По ее виду никак нельзя было сказать, что она какаянибудь шлюха, однако сквозь тонкую шелковую ткань отчетливо вызывающе проглядывали большие упругие груди, что явно нравилось мужчине.
– Мистер, я не знаю вашего имени, но хочу предупредить, что этими самыми ушами, которые вы почемуто решили обмануть, когдато я расслышал настолько слабый шорох в эфире, что даже движение червя под землей оказалось бы громче. К слову, именно этим я спас всю группу от вражеской засады.

Неужели вы думаете, что мне не расслышать всего того, что вы уже сказали, и то, что вы наверняка еще собираетесь сказать? Главным образом, как я понимаю, – насчет моего внешнего вида, так?

Точнее, по поводу его отсутствия… Тем более мне должно быть обидно оттого, что вы оскорбили меня в присутствии дамы. Но раз уж я нахожусь здесь, в своей клетке, то, наверное, не стоит обижаться на слова, которые уже никак не могут повредить. Единственное, о чем бы я хотел попросить вас, так это пройти дальше, а еще лучше – как можно скорее покинуть Пантеон. Поверьте, ни мне, ни всем остал



Назад