0e533d5b ремонт стиральных машин Бош на дому

Гравицкий Алексей - Отдать Душу



АЛЕКСЕЙ ГРАВИЦКИЙ
ОТДАТЬ ДУШУ
Анонс
Рассказы Алексея Гравицкого.
Приключенческая фэнтези...
Увлекательная научная фантастика...
Но прежде всего — ЮМОР! Веселый озорной юмор, перекраивающий и оживляющий классические сюжеты.
Фейерверк идей!
Взрывоопасный коктейль из иронии и приключений!
Прочитайте — не пожалеете!
СОДЕРЖАНИЕ:
«Юмор — спасательный круг на волнах жизни».
М. Твен
ЮМОР
ЖАБА ГОЛУБЫХ КРОВЕЙ
На мотив русской народной сказки
Стойте, куда вы так спешите? Ну остановитесь же! Да, я вам. Что?

Нет, просто у меня тоже иногда возникает желание по-простому, по-человечески пообщаться, а то сидишь здесь... Ну погодите! Не уходите!

Я вот спросить хотел... Хотя как вас спросить, вы ж не поймете, тут надо с самого начала начинать. Ладно, сядьте передохните, а я расскажу одну историю.

Слушайте...
* * *
Я перся через лес уже не первый день. Сыро, грязно, холодно по ночам и жарко днем. Ужасно! Просто форменный кошмар, особенно после царского терема. Да, забыл сказать, что я сын царя, царевич значит.

Ну, если вам интересно, то начну, как водится, с начала.
Я родился в этом тереме, там прошло все мое детство, там я лишился... Ну чего лишился, того лишился, с каждым бывает. Жизнь моя была похожа на сказку.

Пьянки-гулянки с утра и до ночи с друзьями, охота, девки и все такое. И хоть я и младший сын, и у меня есть два брата, но папашиного богатства мне тоже перепало достаточно. Так что грех жаловаться!

И вообще, когда ваш папашка царь — это здорово. Могу каждому пожелать, хотя здорово было до определенного времени.
Полтора года назад умерла моя мать. Папашка, хоть и поимел половину прислуги, не говоря уже о придворных дамочках, но мать все-таки любил. Он как-то постарел сразу, из моложавого атлета превратился в дряхлого старика.

А теперь совсем плохой стал, крыша у него не то едет, не то течет. Все чегой-то про смерть свою талдычит. Не, вы не подумайте ничего такого, я не против.

Один речет, как на бабу забрался, другой, как в сиську надрался... Ой, это я уже почти стихами заговорил! Но я не об этом, я вот о чем. Ведь каждый говорит, о чем думает, а думает, о чем хочет.

Ну и пусть папашка мой распрекрасный рассказывает всем и каждому о том, что вот он скоро помрет, вот он будет так в гробу лежать, а вот какая у него рожа при этом будет. Потом о том, как его закопают, как черви будут жрать его разлагающийся труп, как...

Вы только не подумайте, что я циник. Нет. Просто, я каждый день выслушивал подобные рассказы.

Но даже и это не страшно, хочет — пусть бурчит про то, что нравится, но нельзя же на личность давить.
А было вот как. Будят меня ни свет ни заря и к папашке зовут. Ну оделся, пошел. Все же он царь и папаша мой. Братишки мои уже с папашей о чем-то шушукаются.

Они всегда от меня все скрывали. Говорили, что я дурачок, трепло, пень безмозглый, ну и еще много всего лестного по поводу моих умственных способностей и способностей, которыми заведует та фигня, что пониже пояса. Ну да бог им судья, я не вмешиваюсь.
Так вот, вхожу я, стало быть, к папашке. Он трепаться с братьями перестал и на меня смотрит, вот-вот дыру протрет.
— Звали? — говорю.
— Звал, — коротко и ясно.
Ну мы, я и братья, встали пред ним, стоим. Он смотрел, смотрел, вздыхал даже. Видно хочет сказать чего-то, да не знает с какого боку подгрести.

Смотрю я на него: старый, разваливающийся маразматик, а тут у него еще и душевный разлад ко всему. Жалко мне папашку стало.
— Не молчи, — говорю ему. — Государь, скажи, что от нас хочешь — все сделаем.
Ну вот так всегд



Назад